Затерянный город. Запись седьмая

— Я сделал для тебя все, что мог. Теперь будет все хорошо. Не волнуйся, – маэстро закончил петь икаро и похлопал меня по плечу.
— Как скажешь. – конечно хотелось, чтобы все было хорошо, улыбаясь ответил я. Кто ж этого не хочет? Но сомнения-то никуда не деть.
— Знаешь, для меня один из самых главных дней в жизни, это тот, когда я открыл свое сердце. – продолжил маэстро, – После этого многое изменилось и стало другим. Теперь всегда, как бы мне не было сложно, я всегда приду на помощь, и также и мои друзья всегда готовы помочь тебе. Не переживай.
— Когда мне будет сложно и потребуется твоя помощь, я могу позвать тебя и всех, кто помогал мне в моем путешествии с Аяуаской в этот раз?
— Безусловно. И я, и все мы будем с тобой.
Фестиваль1

На церемониях у шаманов бывает по-разному. Порой настолько не весело, что и на утро, после всего, что произошло и пережито, с трудом различаешь, что в тот самый момент, когда кажется, что уже теряешь рассудок, на самом деле, происходит расширение границ осознавания

Чистка иной раз пронизывает все, что имеешь. Затрагивает то, что настолько хорошо спрятал, что так давно позабыл и о чем обычно не вспоминаешь. Эмоции, ощущения, состояния, переживания. И весьма сложно предположить, в какую форму выльется этот процесс.

И тут-то хорошо видно несоответствие того, что говорят те, кто пришел на церемонии, тому что в реальности. Куда-то деваются все мудрые не наши слова и фразы, наши перепечатанные высказывания и статусы, которым может и желаем соответствовать, но не получается никак.

Потому как – вот она – наша реакция на происходящее, наша способность к состраданию и пониманию другого. В основе все хотят бежать и спрятаться. Туда, где легко и хорошо, где можно без помех остаться со своими представлениями о прекрасном себе. Но от себя то не убежать. Не спрятаться под одеялом черствости и фальшивого комфорта. Потому как ты вовсе не такой, каким сам себя считаешь. Легче закрыть глаза, выключить свет и остаться в уютной тишине своих собственных заблуждений о самом себе же.

Но, когда погаснет свет, если представить, что это может произойти, то всегда останется любовь. А уж она-то, безусловно, имеет вполне определенный свет. Не гаснущий и негасимый.

И ты ищешь ее всю свою жизнь. Ищешь так, как ничего другого. Под разным видом, согласен. Кто в делах нескончаемых и крайне важных, кто в деньгах, в карьере, знаниях всего обо всем или в силе небывалой. В наших непрекращающихся попытках восхождения на нами же возведенные Эвересты. Иногда этот поиск приобретает совершенно фантастические варианты, и тогда понимаешь и с необычайной ясностью осознаешь, что где-то там, в неведомой, но постоянно немного пустой глубине самого сокровенного, ничего от этой придуманной тобой суеты не изменяется. По большому счету ничего. Да и нет этого самого большого счета, как нет и любого иного, а только единственно произошедшее из всех вероятностей. И тогда, и сейчас и в дальнейшем. Но то продолжаешь искать.

А когда находишь, тут же, практически моментально начинаешь сомневаться, думать о том, что может это не она, а если и она, то возможно, что и не настоящая, не та самая, которая нечаянно приходит. И снова, и заново, и нет тому конца.
И настолько внутри тебя страхов и сомнений по любому поводу, насколько мало любви. И наоборот — чем больше ее у тебя, тем меньше страхов ты испытываешь, тем меньше того, что может принести какой-либо дискомфорт.

С присутствием ее в нашей жизни происходит подлинная магия, настоящая алхимия, о которой все говорят, и которую иногда можно видеть, чувствовать порой совершенно неожиданно. Любовь создает мистическое, с точки зрения непосвященных в эту простую, но оттого такую великую тайну, равновесие всех влияний на все происходящее лично с тобой. Все остальное становится не важным, не в силу отрицания, а потому что оказывается совершенно не сложно досягаемым. И вовсе это вовсе не на вершинах и пиках, не в придуманной нами борьбе, сражениях и преодолении. А там, где мы находимся, там, где здесь и сейчас.

И тогда совершенно не надо будет задумываться о том, что возможно произошло бы, если в какой-то момент, который определяется как важный и решающий, можно было бы поступить как-то иначе. Не так, как тогда, а так, как сейчас видится правильным по прошествии времени и событий в него вплетенных.

Без ее постоянного присутствия в твоей жизни, остается послевкусие постоянного сожаления о несбывшемся. Как о некой возможной, недостигнутой вероятности. Но ничего с этим не поделать.
Когда наполняет она полностью, тогда можно жить там, куда, по идее, должны приходить все, но увы, добираются лишь единицы.

Это не колдовство вовсе, это древняя Магия.

Та, которая лежит в основе всего.

Полезная информация